50 оттенков синего или Влияет ли язык, на котором мы говорим, на то, как мы думаем? Часть 2.

или

Влияет ли язык, на котором мы говорим, на то, как мы думаем?

Часть 2.

В предыдущей статье мы начали анализировать вопрос о том, влияет ли язык, на котором мы разговариваем на то, как мы думаем. (Первая часть доступна здесь https://forastera.org/2017/02/07/50-оттенков-белого/). Сегодня мы продолжим рассматривать эту тему на других примерах.

Действительно ли различные языки заставляют нас думать по разному? Действительно ли владение иностранным языком изменяет наш взгляд на мир?

Рассмотрим, например, то, какими способами мы описываем время. Носители английского языка (как и русского), как правило, говорят о времени с помощью горизонтальных пространственных метафор (например, «The best is ahead of us» («Лучшее впереди нас»), «The worst is behind us» («Самое худшее позади нас»), в то время как носители китайского имеют вертикально-горизонтальную метафору времени (например, следующий месяц это «месяц вниз», а прошлый месяц это «месяц вверх»). Возникает вопрос: если носители китайского говорят о времени, употребляя метафору вертикали-горизонтали, то они также думают о времени по горизонтали-вертикали?

Представьте себе этот простой эксперимент. Я стою рядом с Вами, указываю на место в пространстве непосредственно перед Вами, и говорю: «Это место, здесь, сегодня. Куда бы вы положили вчера? А куда бы вы положили завтра?» Когда носителей английского языка просят сделать это, они почти всегда указывают горизонтальное направление. Носители китайского часто указывают вертикальное направление, примерно в семь или восемь раз чаще, чем носители английского, т.е. для них время идет вверх-вниз в отличие от англичан или русских. Соответственно, они представляют время в виде вертикальной линии, а не горизонтальной, как мы, и относительно этой линии будут меняться и другие описания понятий и ситуаций.

Важный вопрос: вызваны ли эти различия языком сами по себе или каким-либо другим аспектом культуры? Конечно, жизнь носителей английского, китайского, русского или испанского отличается во многих аспектах. Как мы можем утверждать, что язык сам по себе создает эти различия в мышлении, а не какой-то другой аспект их соответствующих культур?

girbaud-1-630x474Один из способов ответить на этот вопрос — попробовать обучить людей новым способам говорить и посмотреть, изменит ли это манеру их мышления. В одной из лабораторий носителей английского языка учили разным способам выражения понятия времени. В одном из таких исследований говорящие на английском языке учились использовать метафоры размера (как в греческом языке), чтобы описать продолжительность (например, «фильм больше, чем песня»), или вертикальные метафоры (как в китайском), чтобы описать порядок событий. После того, как говорящие на английском языке научились говорить о времени в этих новых понятиях, их образ мышления и выражения понятий стал напоминать носителей греческого или китайского. Это говорит о том, что языковые модели действительно могут играть определяющую роль в построении мыслительных конструкций. В практическом плане это означает, что, когда вы изучаете новый язык, вы не просто изучаете новую манеру выражения мыслей, вы также непреднамеренно впитываете новый образ мышления.

Достаточно известен пример, когда люди длительно живущие за границей или постоянно работающие с иностранным языком, начинают употреблять так называемые «кальки», дословно переводя существующие конструкции на родной язык. Например, многие начинают говорить «взять автобус» (take a bus), вместо «поехать на автобусе» или «я полюбил эту пиццу» (I loved this pizza). Конечно, такое явление происходит и на начальном этапе, когда мы только начинаем изучать иностранный: конструкции родного языка постоянно мешают нам, создавая глупые ошибки. Но в данном случае интересно отметить именно влияние иностранного на родной – при активном использовании второго языка привычный способ мышления и описания реальности, даже на родном языке, меняется. Причем говорящие чаще всего не осознают данного влияния, воспринимая эти непривычные конструкции как что-то абсолютно нормальное и естественное.

Еще более забавное явление возникает, когда человеку, владеющему иностранным, какое-то понятие легче выразить на конкретном языке без перевода. Происходит это по различным причинам, но в том числе и потому, что многие понятия просто невозможно полностью перевести на другой язык – они потеряют часть своего значения и экспрессивности, по причине отсутствия культурного компонента в другой стране. Например, я долго объясняла англичанке, что такое enchufismo, «блат» по-испански (в испанском языке существует полный эквивалент данного понятия и его производные «блатной», «пропихнуть по блату» и т.д., т.к. данное явление распространено еще сильнее, чем на нашей родине). Она долго впитывала и переваривала информацию, потом выдала: «У нас, конечно, есть favouritism, но это не то, теперь буду знать, что такое существует.» Это одно из так называемых «непереводимых» слов и понятий, списки которых регулярно появляются в интернете.

Помимо абстрактных или сложных областей мысли, как пространство и время, языки также могут вмешиваться в основные аспекты зрительного восприятия — нашу способность различать цвета, например. Различные языки делят цветовой круг по-разному: некоторые делают гораздо больше различий между цветами, чем другие.fon6_1 Чтобы проверить, приводят ли различия в описании цвета к различиям в восприятии цвета, учёные сравнили возможность русских и английских носителей различать оттенки синего. В русском не существует одного слова для оттенков синего. Наш язык делает обязательное различие между светло-синим (голубой) и темно-синим цветом (синий). Означает ли это, что синий синий более отличается от голубого синего для русскоязычных? Действительно, данные говорят, что да. Носители русского языка быстрее различают два оттенка синего, которые имеют разные названия на русском языке (то есть, один из которых синий, а другой голубой), чем если два цвета принадлежат одной категории, но не имеют разных имен (например, желтый и светло-желтый). Для говорящих на английском языке, все эти оттенки по-прежнему обозначаются одним и тем же словом, «синий» (blue), и нет сопоставимых различий во времени реакции.

Даже то, что может быть расценено как незначительный аспект языка может оказывать влияние на то, как мы видим мир. Возьмите грамматический род. В испанском и других романских языках существительные бывают либо мужского либо женского рода.  Например, слово «ключ» мужского рода в немецком и женского в испанском. Носители немецкого чаще описывают ключ как тяжелый, плотный, металлический, полезный и т.п.  Носители испанского, наоборот, используют такие слова, как золотой, маленький, милый, небольшой, элегантный. Слово «мост» женского рода в немецком и мужского в испанском. Поэтому немцы описывают мосты как элегантные, красивые, хрупкие, утонченные, в то время как испанцы используют такие прилагательные как большой, опасный, сильный, прочный.

700fullНа самом деле, вам даже не нужно проводить лингвистический эксперимент, чтобы увидеть влияние языка на описание и восприятие реальности: вы можете увидеть его своими глазами в художественной галерее. Посмотрите на некоторые известные примеры персонификации в искусстве — способы, в которых абстрактные сущности, такие как смерть, грех, победа или время переданы в человеческой форме. Как художник решил, должна ли смерть или, скажем, время, быть нарисовано как мужчина или женщина? Оказывается, что в 85 процентах выбор мужского или женского рода обуславливается грамматическим родом слова на родном языке художника. Так, например, немецкие художники чаще рисуют смерть как мужчину в то время как русские художники более склонны рисовать смерть как женщину.

Можно привести множество подобных примеров, но все они будут демонстрировать одно и то же: даже, если мы не задумываемся над реальным смыслом слов или выражений, подсознательно они влияют на то, как мы думаем и описываем этот мир. Поэтому нам достаточно тяжело учить новый язык, ведь мы не просто запоминаем слова и тренируем грамматические навыки —  мы учимся мыслить по-новому, привыкаем к новому взгляду на мир. Конечно, данные примеры не позволяют утверждать то, что невозможно понять носителя другого языка, потому что он думает по-другому. Также, опасно делать поспешные выводы о том, что мы становимся новой личностью, овладевая другим языком. Но с уверенностью можно говорить о том, что каждый язык помогает нам расширить наше видение мира и позволяет взглянуть на него с новых и непривычных точек зрения.

0_18a800_deb348df_orig.jpg

Статься впервые была написана и опубликована для сайта lingvomaster.org

Все права защищены. ©, Веретенникова С.Л, Forastera, 2017

При написании использовались материалы статей

https://www.edge.org/conversation/lera_boroditsky-how-does-our-language-shape-the-way-we-think

http://www.sciencemag.org/news/2015/03/speaking-second-language-may-change-how-you-see-world

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s